Заметки ребенка железнодорожника



Понравилась картина на стене вагонного депо Ханкю, где они моют вагоны. Японские картинки сводят меня с ума! В положительном смысле. Умеют же люди украшать все вокруг себя. Даже какое-то серое полуржавое здание предприятия.

Проходя мимо разных депо, я всегда вспоминаю свое детство. Я жила в железнодорожном районе, где вокруг железной дороги были Локомотивное депо, Рефрежераторное депо, Локомотиворемонтный завод, Вагонно-рефрежераторное депо. На этих предприятиях работали тысячи человек. В нашем районе в каждой семье хоть один человек был связан с железной дорогой, а то и целыми семьями работали. 

И все мое детство прошло в Локомотиворемонтном заводе и в Локомотивном депо. Иногда меня брали на работу, когда детский сад был закрыт. А когда я училась в школе, то часто прибегала к бабушке на работу.

Огромные детали для ремонта тепловозов, запах мазута, горы песка, которые сушили для того, чтобы использовать потом для торможения составов. У детей железнодорожников даже травматизм был "профессиональный". Все мы прибегали после школы к родителям, как-то лазили по локомотивам, и мой друг упал с вагона. Сотрясение мозга и месяц постельного режима.

Мы часто лазили по горам песка. Огромные дюны высотой с трехэтажный дом. Краном этот песок потом засыпали через крышу в помещение, а там работники лопатами пересыпали его в тележку и отправляли сушиться). За день перекидывали и сушили не одну тонну песка. И самое странное было в том, что эту работу на пескосушилке традиционно делали женщины. А ведь это нужно несколько часов махать лопатой. 

После дождя эта работа была еще сложнее, т.к. песка для составов требовалось больше, а кидать лопатами его было сложнее, т.к. мокрый песок гораздо тяжелее сухого. Относительно сухого, конечно. Если бы "сухость " его была правильной, то не нужно было бы его дополнительно сушить в огромных барабанах.

А какие там огромные прачечные, где стирают постельное белье для "отдыхаловки". Это такое помещение, где машинисты отдыхают между сменами. Я часто приходила помогать моей Крестной складывать белье. Мой Крестный работал там же. К нему я часто забегала рассматривать метры миллимитровки, всякие точные приборы и какие-то чертежи.

Иногда, когда нам нужно было ехать из Уссурийска во Владивосток, мы договаривались с машинистами, и они пускали нас в локомотив "зайцами". Грузовые составы же постоянно ходят между городами. За 2 часа можно было вдоволь насмотреться на работающие самописные приборы, на всякие агрегаты внутри и просто в окно. Сейчас такой вид открывается только что из монорельсовых японских поездов, которые не управляются машинистом. Т.е. можно сесть на место водителя в начале или в конце состава и смотреть в огромное окно на мир.

Поскольку все на предприятии знали друг друга, я часто бегала полдня по разным зданиям и кабинетам и смотрела, у кого какая работа: от уборщицы до профкома. Забегающим детям все были рады:)  Во взрослом возрасте уже никогда не удавалось наблюдать за работой огромного предприятия изнутри. Хотя иногда очень хочется посмотреть на работу некоторых компаний.

Бывает  иногда выкладывают интересные репортажи. Можно посмотреть, как выглядит офис Гугла или студии Лебедева. Жутко занимательно обычно:)

Жаль, что мой репортажный талант не был развит еще лет 15-20 назад. Сейчас с удовольствием показала бы, сколько людей работает для того, чтобы перевозить грузы и пассажиров по стране. Хотя нет уже той железной дороги, какой она была 20 лет назад. Многое перешло в часные руки и под сокращение. Последние годы атмосфера на этих предприятиях уже совсем не та.

UPD: Сейчас написала и подумала о том, что многие уже взрослые могут рассказать о том, как бывали на работе у родителей и видели процесс. Я вот была еще на хлебозаводе и видела, как делают хлеб. Там работала наша соседка. Причем была начальником отдела. У нее дома всегда были яйца, мука и прочие продукты, которые не попадали в хлеб. Это были голодные 90е и она давала нам все эти продукты в обмен на то, что бабушка стирала в огромной прачечной большие вещи, чистила ковры и т.д. Эдакий бартер.

Да что уж там, она даже давала нам формы для хлеба. Мама одно время пекла и продавала хлеб. И пока у нас не появились настоящие "правильные" формы, хлеб пекли в обычных круглых металлических мисках.

Сейчас дети гораздо реже попадают на работу к родителям. Они знают, что родители где-то проводят день и это называется "работой". А потом им дают зарплату, на которую можно много всего купить.

Интересно, что видели в детстве вы? Может кто-то может сказать "я знаю, как работает сахарный завод или водоканал". У кого где работали родители?

Вообще мне вся запись стилем напомнила Мураками)))
Я знаю как работает больница.Детская больница.Но в этой информации ничего интересного нет.У меня врачебная семья.Когда отец был врачом(детским)он проводил сеансы группового гипноза на подростках,не знаю зачем но я часто сидел рядом и наблюдал за всем.Мне было не понятно как они все(группы были около 10 человек)так сразу как по команде засыпают,а я сижу на стуле и мне хоть бы хны.
Честно признаюсь, что Мураками не читала. Не держала в руках ни одной книги. Хотя "овец" советуют прочитать даже те японисты, которые не любят Мураками.

Очень интересно про гипноз. Мне всегда казалось, что есть люди, которые легко поддаются влиянию, а есть те, кого ничем не проймешь. На групповой гипноз было бы очень интересно посмотреть:)
а у меня папа работал на экскаваторе, и часто брал меня с собой.
Я знала как внутри все устроено и почему так шумно. А еще подружилась с двумя местными собаками.
Экскурсия по заводу его была очень интересная. Горнообрабатывающая фабрика.
Горнообрабатывающая промышленность - я про нее лишь в книжках по географии читала. Так хочется на все это изнутри посмотреть!
По выражению самих японцев :"Мураками пахнет маслом"якобы несет в себе западные ценности.Но для меня он один из немногих.Советую почитать.Его стоит читать когда кажется что ты в чем то неудачен либо что то у тебя не получается или не успеваешь,либо вообще все плохо.А когда все хорошо то его точно стоит почитать,непременно.Отец мне рассказывал как отличать гипнабельных людей.В основном все фокусы с гипнозом делаются на таких людях.Даже великий Мессинг во время своих представлений отбирал людей,а потом начинал сеанс группового гипноза.Мой дед был на его сеансах пытался попасть к нему несколько раз,второй раз переодевался специально но он все равно его не пустил.
Люди которые не поддаются на гипноз,как правило поддаются на косвенные внушения.
Думаю, что как-нибудь почитаю таки Мураками. Тем более что он жил в том же районе, что и я и писал о тех местах, которые я своими глазами видела.

Очень интересно, как люди определяют зрительно людей, которые подвержены всякого рода воздействиям. Это какой должен быть профессионализм, чтобы в толпе видеть все.
Папа и мама - путейцы, в детстве часто бывала на их работе, после института пошла работать на железную дорогу. Знаю о железке, как что и где работает, т.к. по профессии должна много знать о технологии производства работ. Но работать там сейчас... Это слишком горестно, то, что там сейчас.
Да, в последние лет 10 там совсем печально. Развалили все.
Хорошие какие воспоминания. Не паровозы ли вызвали репортажный талант и тягу к путешествиям? ;)

Папа у меня всегда работал на каких-то закрытых заводах, так что у него была только на экскурсиях до проходной )

А у мамы в пору, когда она работала главным бухгалтером в коопзверопромхозе, была на ферме, где выращивали голубых норок. Мы по весне, когда котились норки, собирали их кутят всю ночь с земли (мамаши выскакивали из будочки с кутятами на груди, те падали), отогревали, потом обратно в клетки сажали.Многих так и не смогли откачать. Такие кутята беспомощные были, милые, что до сих пор не могу на себя надеть норковое что-то.
Даже не знаю, откуда у меня тяга к писательству:) Никаких предпосылок не было, кроме длинных сочинений в школе.

Норок я живых никогда не видела. Только в виде шуб%) Зато видела, как в деревне разводят кроликов. Тоже забавные зверьки:)
Такие подробные описания - как будто бегаешь ребенком рядом с вашей компанией. :)
А я была у дедушки в Ленинграде на огромном судостроительном заводе. Он был мастером участка токарей. И самое интересное (кроме нависающих над тобой корпусов кораблей) было - стружки! Металлические стружки , отливающие всеми цветами радуги, закрученные в разных плоскостях. Вот бы мне сейчас такие, я бы из них такого натворила... А тогда они были самодостаточными игрушками.
У нас в локомотивно-ремонтном тоже была какая-то стружка. Но суда это не тепловозы, конечно:)
А что стало с предприятием сейчас? Оно также работает?
а у меня мама работала диспетчером в ДЭЗе - то есть такой тетенькой, которая в лифте радостно говорит, что вы застряли и лифтер сейчас вот прямо будет :)
Я ей помогала включать и выключать свет на улицах, знала всех сантехников (до сих пор здороваемся), знала, как и когда включается вентиляция в доме...
Здоровское было время!
Очень интересно:) Никогда не застревала в лифте))
А свет на улицах рубильником включается?%)
Я маленький носился по цехам и заводоуправлению Красноярского шелкового комбината. Очень интересно было!
моя мама работала в отделе труда и заработной платы на одном крупном московском пищевом предприятии. И часто брала меня с собой. Тем более, что он был в 15 минутах от дома. Для меня это был праздник. Я не понимала процессов расчета заработной платы и компьютеров тогда не было, но для меня было удовольствие смотреть как мама и ее коллеги делают какие-то расчеты, и мне разрешалось стучать на печатной машинке в обед. Какой это был кайф. Я помню, как мама говорила: "Маш, ну все наверно устали и хочется отдохнуть, а не слушать машинку". А коллеги махали рукой и говорили "пусть печатает!" И я подписывала за маму огромные кипы бумаг.

А отец в моем детстве работал начальником участка на крупном нефтеперерабатывающем заводе. Но на работу меня никогда не брал. Слишком опасно.
Про ДРСУ и асвальтно-бетонный, ну и про работу дорожников интересно? Если да- то через пару часиков напишу, счас бежать надо. А еще могу про гостинничное портье-так сказать с черного хода.
Спасибо за пост, очень приятно было почитать.
Мой отец был простым сварщиком в ЖКО и я маленьким довольно часто бывал там. Знаю как выглядят цеха, раздевалки и многие кабинеты того ЖКО. Там было весьма интересно, кипела своя рабочая жизнь, бегали разные специалисты.
Помню автомат с бесплатной газированной водой, помню как солдат охраняющий других солдат с "губы" (а их тогда возили отрабатывать в ЖКО) дал поддержать мне автомат Калашникова, помню как меня катали на бульдозере.
Станки, стружка, машинное масло, куча деталей - все это отложилось в памяти. Бывало, я вместе с отцом попадал и на объекты, на которых он работал.
Действительно, тогда я понял, как зарабатываются деньги.
p.s. по линии отца вся семья железнодорожники. Он первый, кто не пошел на ЖД. А так, предки там более 100 лет работали.
А у меня родители были вузовскими преподавателями. В детстве частенько бывала в университете (тогда институте), сидела у мамы в преподавательской, жевала пирожки из буфета и разглядывала всякие интересности: образцы минералов, деревянные формы кристаллов (всякие там ромбододекаэдры), книжки про минералы и драгоценные камни... Кристаллография — лишь часть работы мамы, но для меня в детстве — наиболее интересная :) Потом стала ходить с мамой на дни открытых дверей, мы с братом на таких мероприятиях были еще далекими от выпуска школьниками.

А дома благодаря работе родителей всегда было навалом бумаги и всяких канцелярских принадлежностей, плюс была куча разных ненужных бланков, из которых мы с братом делали карты и схемы для придуманных нами же игр :) Еще в доме всегда был мел!
и мои преподавали в ВУЗе! а когда папа заведовал физической лабораторией, я обожала приходить к нему и копаться в куче оборудования и разглядывать осциллографы и манометры всякие:)
оо, а меня мама брала с собой на работу в Институт радиотехники и электроники, но самыми интересными там были первые компьютеры, здоровенные автоклавы, всякая химическая тара, типа бюксиков и пр.... ммммм, вот откуда наверно у меня тяга ко всяким маленьким коробочкам. А еще там было весело, куча молодых ученых и лаборантов, в халатах, занимающихся чем-то важным...
:))
а моя мама работала в вычислительном центре, так комьютер, у которго памяти было меньше, чем у моего мобильника в ( купленного в 2000г) в начале 80-х занимал целый этаж!!!
Помню, в конце 80-х я был у отца на Всесоюзном Радио. Редакция располагалась в телецентре, на верхнем этаже того корпуса, который со стороны телебашни. Там было тише, чем в большом корпусе, спокойней. Помню громадную лестницу со стенами, украшенными мозаикой. Днем она тускло освещалась светопроводящими рефлекторами. Тоесть, свет попадал с улицы, но не через окна а через большие мутно-белые стержни, свисающие с потолка. Там было совершенно пусто, и эхо от шагов гулко разносилось по всему пятиэтажному пролету.
А еще редакция - как сейчас вижу. Доски почета, которые последний раз, видимо обновлялись еще в середине 80-х. Напольные плиты, под которыми проложены кабели, то и дело гулко пошатываются, когда шагаешь по ним. В помещениях тоже тихо и спокойно, не то, что сейчас. Иногда встречаются люди в костюмах - почему-то преимущественно коричневых. Вместо рубашек водолазки. Они обсуждают что-то с папой, а потом пытаются общаться со мной почти на равных, говорят, что я "вылетый отец" и что "смена растет". В студии невообразимо тихо - понять насколько может только человек бывавший в студии. Тишина не звенящая а такая мягкая, знаете. Приглушенный свет, пахнет кожзамом, которым обшит дикторский стол, и средством для чистки мягкого ковра, который чтобы не топали. На столе лежат отпечатанные на машинке тексты, газета. Папа велит мне "не дышать" и начинает читать. Уже не помню что, но не главные новости Советского Союза. На них бы меня не пустили. Это была всего лишь запись. Но там было очень интересно и уютно. Из меня действительно могла бы вырасти неплохая смена.
Я провела детство на Чукотке и один из моих дедов, оленевод, брал меня с собой пасти оленей. Работа эта на самом деле сложная и трудоемкая, но я помню только бесконечность оленьих ног, между которыми можно бегать, веселых собак и как дед пел длинные заунывные песни на родном языке.

А моя бабушка с другой стороны была секретарем в КГБ. Я была у нее на работе ровно один раз, чуть больше пятнадцати минут, но запомнила все почему-то очень ярко: там женщины с крашеными в безумные цвета волосами, в неудобных туфлях и с удивленно прорисованными дугами бровей, печатали на печатных машинах через синюю копирку. А еще у них были такие маленькие плотные листы бумаги "для записок", на них можно было написать послание в соседний отдел и специальный бледный дядя лет сорока пяти ти записки передавал. Еще там были жесткие стулья и большие растения, как в поликлинике.

А один раз мы с подругой из детского сада пришли в гости к ее бабушке-консьержке. Начало девяностых, консьержей мало, они сидят в довольно просторных комнатках в домах с огромными холлами, где на мраморных стенах зеркала в полный рост. Бабушка давала нам лейку, чтобы полить цветы и строго-настрого запрещала подходить к лифтам, потому что они (лифты) питаются маленькими девочками.